Tags: українська мова

...

С 2014 по Днепропетровску (и, возможно, не только по нему одному) снуют трамваи с двуязычными лозунгами: "ЄДИНА КРАЇНА. ЕДИНАЯ СТРАНА". С такими же лозунгами в углу экрана выходили многие телепрограммы (видел, пока еще смотрел ТВ). Против единства я, конечно, ничего не имею. Но эти лозунги я не люблю. Потому что вранье. Вынужденное вранье. Когда пришлось сворачивать лозунги несколько иного содержания. Как этот, например, - экспонировавшийся на фасаде львовского театра в 2012 году.



А еще не верю потому, что со мной и сейчас работают люди, из которых одна, наверное, еще году в 2006 доказывала мне, что "донбасские" - это "шлак", а другой в своем украиноязычном ФБ для передачи мыслей подозрительно-антидержавнических, как и несколько лет назад (тогда я спрашивал его, зачем), издевательски переходит даже не на русский, а на закавыченно-исковерканное "падобие русскага языка". То що, браття? Єднаймося?

Warning: Filling May Be Hot

Киевский журнал "Гилея" (названный так не в честь экваториальных джунглей, - хотя то, что творится в украинской науке, на джунгли, конечно, похоже, - а в честь священной рощи скифов) - так вот, этот журнал опубликовал мою свежую статью. Статья на русском, и поэтому - хоть публиковаться в этом конкретном журнале на русском не запрещено (чего не скажешь о целом ряде других изданий) - редакция предупреждает: "Стаття друкується мовою оригіналу". В смысле, печатаем то, что прислали, сами на русский не переводим, ничего не подрываем, ничего не распространяем. В смысле, все претензии к автору.

Collapse )

...

Совсем забыл. "Эксперимент", который я начал 28 февраля с. г. (http://atleisure.livejournal.com/198977.html; http://atleisure.livejournal.com/200086.html), давно завершился. Из 48 студентов по-украински решили писать 36. Каких-то отчетливых прямых связей между уровнем студента и выбором языка не наблюдается (равно как и между этим выбором и уровнем группы в целом). Зато отчетливо наблюдались недоумение и желание выяснить, не станет ли работа на украинском языке нормой. Итак, 36 из 48, три четверти, могут довольно грамотно писать по-украински (с устной речью, по моим наблюдениям, проблем больше, что естественно), но делают это только "по указанию сверху" и пользуются в своем обычном устном общении только русским. Результаты были предсказуемыми, но мне все же хотелось взглянуть на цифры.

...

Осенью позапрошлого года на заседании кафедры обсуждался вопрос о публикации коллективной монографии. Я, под впечатлением от принятого тем летом "языкового закона", заикнулся насчет "а может, одни разделы на украинском, а другие, в частности, мой, - на русском?". Инициатива не нашла поддержки у коллег: заведующий напомнил, что государственный язык все равно украинский; другие коллеги промолчали; и я остался в "блестящей изоляции". А через несколько дней кто-то стукнул - только не в госбезопасность, а в информационное агентство УНИАН, из которого на имя ректора пришел запрос, почему, мол, в нашем университете посягают на украинский язык. Скандал как-то замяли, хотя вокруг него было вначале довольно много кафедрального шума. Скандал замяли, но вопросы остаются. Кто из коллег оказался таким активным, я не знаю, но не доискивался и доискиваться не собираюсь. И вот сейчас, когда меня пытаются убедить, что Украина - это единая страна (чуть ли не на всех телеканалах такая заставка), что опасения русскоязычных - это только фантомы и иллюзии, сотворенные кремлевской пропагандой, я время от времени вспоминаю этот полуторагодичной давности случай. Я понимаю, что то, что я сейчас пишу, - это как бы провокация такая в небольшом стакане этого ЖЖ. А провокаторов в эти дни со всех сторон хватает. Я хотел бы надеяться, что под влиянием чего-то что-то изменится к лучшему на Украине и возникнет что-то такое, что действительно сделает ее в общем и целом единой страной. И еще хочется надеяться, что так же думает тот, кто осенью 2012 донес и не расплескал.

...

Эксперимент продолжается: на семинаре по социологии обязал всех, "кто к этому способен", писать ответ по-украински. Тех же, "кто совершенно не в состоянии", от этого освободил. Разумеется, проверить уровень владения языком я не мог, но этого и не требовалось, ведь для моих целей достаточно уже желания или нежелания писать по-украински. Результат: 10 украиноязычных и 5 русскоязычных работ. Осталось еще 2 группы.

...

Сегодня спонтанно решил поставить над собой и над студентами эксперимент и на лекции по социологии объявил первокурсникам-экономистам, что, как минимум, сегодняшняя лекция и семинары по ее теме будут проведены на украинском языке. (Так долго по-украински я говорил второй раз в жизни; первый - 14 ноября 2001 на защите кандидатской). Сказал также, что это не провокация и не издевка, а именно эксперимент с целью проверить способность молодых украинцев свободно участвовать в украиноязычном учебном процессе. О том, что это эксперимент и над самим собой и что я - "самая большая здесь лабораторная белая мышь", тоже сказал. Аудитория (человек 50) новости обрадовалась не очень сильно. Молдаванин Чимпоеш попросил этого не делать. Конечно, получил отказ. Эксперимент так эксперимент. (К слову сказать, на лекции не было Гусейнова и Оруджлу - то ли чеченцев, то ли дагестанцев.) На вопросы в ходе лекции отвечали не очень активно (впрочем, делать выводы рано: они и по-русски не очень охотно говорят). Собой остался доволен, хотя неродной язык есть неродной язык. Теперь - семинары. Посмотрим. Подивимось.

О пришельцах, кино и украинском языке



Был бы я злым русским шовинистом, я непременно съязвил бы: "Прибулець Павло" - это наверняка про украинских гастарбайтеров в Москве. Но я не злой русский шовинист, поэтому скажу иначе. Кроме любви к украинскому языку (кто считает его грубым и смешным, тот просто ничего не понимает) - так вот, кроме любви к украинскому языку есть ещё и элементарные правила перевода. Имена собственные с точки зрения этих правил - штука очень деликатная, шуровать тут с примерным культурпатриотическим рвением не следует. Не превратили же "Джека Горобця" в "Івана Горобця"? Вот и англоамериканского Пола не следовало бы перекрещивать на украинский лад. Любой грамотный переводчик скажет вам, что в таких случаях мы идём от сюжета (где говорят? кто говорит? на каком языке?), а не от того, какой язык нам хотелось бы возродить, защитить или прославить. Впрочем, тут, по чести сказать, не нужно быть каким-то уж очень грамотным переводчиком - достаточно прислушаться к голосу здравого смысла. Может ли пришелец, в американском фильме появляющийся посреди Невады перед двумя придурками, представиться: "Привіт, я Павло"? Или Павел, если на то пошло? Почему он представляется Полом, это отдельный вопрос. Но так или иначе, он басит: "Hi. I'm Paul". Так что дело не в самом переводе на украинский язык. Эти переводы - штука естественная. (И, прямо скажем, не блещут умом те, кто пытается острить: "В "Титанике" Ди Каприо говорит по-украински! Хи-хи! Гарный хлопец Ди Каприо". Можно подумать, Джек Доусон, которого Ди Каприо играет в "Титанике", был родом не откуда-то там из Висконсина, а из Вологды. И, следовательно, говорил не по-украински, не по-английски, а сразу по-русски.) Так вот, дело в культуре перевода. В конце концов, это, так сказать, в интересах того же украинского языка. На все добре. Бувайте здорові.