Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Сценарий, ч. 2

* * *

Но разве не отказались новейшие террористы от всей этой подпольной «бюрократии» – с ее неповоротливостью и уязвимостью для спецслужб? Разве не заняли место старомодных организаций гибкие и вездесущие террористические сети? Разве все та же «Аль-Каида» с начала 2000-х годов не напоминает сеть из множества ячеек и узлов, широко раскинутую над Азией, Африкой и Европой? Сети не имеют единого руководства. Отдельные ячейки могут быть уничтожены, но сеть быстро восстановит потери (если вообще ощутит их), опутает новых добровольцев, желающих убивать. В сетях нет жестких командных цепочек, информация распространяется в них по множеству каналов, позволяя быстро приспосабливаться к меняющейся обстановке. Не кроется ли во всем этом новая, необыкновенная опасность?

Collapse )

Сценарий, ч. 1

В прошлом году - как говорится, по не зависящим от меня причинам - не состоялся мой дебют в качестве сценариста и телеведущего. Предполагалось, что один из днепропетровских телеканалов запустит серию документальных фильмов о терроризме. Но потом как-то не сложилось... И денег не оказалось, и время, как оказалось, такое, что о терроризме лучше правильно или никак... Но сценарий остался. Может, кому-то пригодится.


Обыкновенный терроризм


Блок 1. Вступление

В легендарной церкви Святого Семейства в Барселоне одна из скульптур изображает демона, протягивающего человеку бомбу – такую же, как те, что в девятнадцатом веке в царей и премьер-министров бросали террористы. Тогда многим казалось, что в подполье сложился «всемирный заговор анархистов».
Миф о терроризме как о явлении необыкновенном – возможно, самый устойчивый из мифов, которыми издавна окружены терроризм и террористы. Везде, от серьезных статей до блокбастеров и приключенческих книжек, террористы предстают как люди, выделяющиеся из общего ряда. Преступники, но чрезвычайно опасные, изобретательные и жестокие. Или – убийцы и налетчики, но бескорыстные идеалисты, глубоко заблуждающиеся, безнадежно запутавшиеся. (Уже Вера Засулич, в позапрошлом веке стрелявшая в петербургского губернатора, воскликнула, сдаваясь полиции: «Я не убийца, я террористка!».) А еще считается, что терроризм вечен. Что он стремительно овладевает передовыми технологиями, тянется к самым разрушительным видам оружия и становится все сильнее...

Collapse )

Уровень pH

paris_hilton_41405-1920x1200

Paris Hilton, наследница отельной империи, ангелочек с елки в борделе. Позирует с собачкой.

Patty Hearst,
наследница издательской империи, в 1974 похищенная "Симбионистской армией освобождения", состоявшей частично из "новых левых", частично - из личностей, сбежавших из тюрьмы, куда они попали за ограбление проституток.

Collapse )

"Мягкие" методы терроризма

Real-IRA-members-006

В 1975 американский терролог Б. Дженкинс высказал мысль о том, что главное, чего хотят террористы, – это не убить как можно больше людей, а привлечь как можно больше зрителей. (Спустя тридцать лет, в изменившихся условиях, Дженкинс внес существенные коррективы в свою максиму: «Сегодня многим (пусть и не всем) террористам нужно как больше зрителей и как можно больше жертв».) Однако следует также подчеркнуть, что террористам нужны не только «зрители», т. е. не просто публика, которую собирает любая сенсация – будь то крупный теракт или свадьба английского принца. Нужны даже не только испуганные зрители. Террористам нужна аудитория, сочувствующая их «делу». Более того, террористам нужны те, кто от пассивного сочувствия перейдет к активной поддержке террористического «дела» или даже к прямому соучастию в нем. Но чтобы привлечь новых сторонников и участников, одного насилия мало, мало «спектакля» ничем не прикрытых смерти и разрушения. Разумеется, насилие было и всегда будет квинтэссенцией терроризма, его «острием», – но насилие, определенным образом оправданное, «упакованное» и преподнесенное аудитории.

Collapse )

Эко и АК



8 июня 1967, во время Шестидневной войны, израильские войска вышли к Суэцкому каналу (с этого момента он на восемь лет закроется для международного судоходства). На обложке журнала Life - израильский солдат, "остывающий" в канале. (Life - это такой американский аналог "Огонька" - не коротичевского, разоблачительного, а ещё стопроцентно советского, "обо всём и с картинками".)

В руках у израильского пехотинца (танкиста, десантника?) - автомат Калашникова. Трофейное оружие. Арабский номер на прикладе - кажется, 261 или 361.  Вот интересно, как этот автомат попал в руки своего нового хозяина? Понравился ли своей надёжностью? (Судя по всему, понравился.)

Умберто Эко однажды заметил: "...Для рассказывания прежде всего необходимо сотворить некий мир, как можно лучше обустроив его и продумав в деталях. Например, взяв реку с двумя берегами и на левом посадив удильщика со скверным характером и несколькими судимостями, можно начинать писать. ...Что делает удильщик? Удит. ...А потом что происходит? ...Если клюёт, удильщик выуживает рыбу и двольный идёт домой. Конец истории. Если же не клюёт, и при его скверном характере, он должен обозлиться. ...Что, если сплавить по реке, мимо удильщика, труп его врага? ...Нельзя забывать и о судимостях удильщика. ...Как он станет выпутываться? Удерёт? И сделает вид, что не заметил труп? ...Видите, стоит совсем немножко обустроить воображаемый мир - и сюжет определяется".

Любопытно, как Эко применил бы свой писательский метод к этой фотографии?  Какой рисовалась бы ему судьба араба, бросившего автомат? Судьба израильтянина, этот автомат подобравшего? Наконец, судьба самого автомата № 261 (или 361)? "Возьмём канал с двумя берегами и на восточном посадим солдата с трофейным автоматом..."

И смех, и грех



Вчера это видео было отобрано теми, кто как-то там определяет самые "горячие", "топовые" материалы для ЖЖ (этот ролик и сейчас висит на главной странице). Смотришь и думаешь: мамочка родная, какая смешная чушь.

"Люди преступны от природы, но слабы. На зло способны только сильные, избранные. Зло - это ступень. Переступаешь её - освобождаешься" - "Ну а добро?" - "А добро - это такая простая ловушка... Для дураков".

Вот что означает эта надиктованная многозначительными голосами абракадабра? Я сейчас говорю не об оскорблении чувств верующих, а об умении мыслить, об элементарной (или всё же не столь уж элементарной?) логике. Конечно, скажут: это всего лишь двухминутный провокационный клип, а не философский трактат, и тем не менее... Я понимаю ещё - заявлять, что зла и добра нет вовсе - т. е. нет морального абсолюта, критерия, позволяющего отличать зло от добра. Но если уж вы используете "зло" и "добро" как понятия, несущие вполне определённый смысл, то как вы можете ставить одно (зло) над другим (над добром), если в самих этих понятиях заложено преимущество добра над злом, предпочтительность добра по сравнению со злом? Если уж вы говорите - "добро", значит вы волей-неволей говорите: "То-то и то-то считается хорошим, правильным". Если вы говорите - "зло", значит вы подтверждаете: "А вот это и это - плохое, неправильное". Это как система координат, как система обозначений - возможно, условные системы, ложные, но такие, которые нельзя опровергнуть изнутри, используя их собственный язык.

То же самое относится и к человеческой "преступной природе". Если уж вы отвергаете церковь с её учением о человеческой греховности, то не повторяйте за ней практически слово в слово: "Люди преступны от природы". Скажите: "Человек чист звериной чистотой. И не свободное проявление его звериной сущности заслуживает осуждения, а покорность лицемерным общественным нормам". А то получается - если у вас есть понятие преступления, то вы должны принимать и понятие закона. Как же иначе? Логика другого не позволяет. Здесь строго - это вам не фигурки из картона вырезать.

Зло - "ступень", переступаешь и освобождаешься. Ступень на пути к чему? Освобождаешься от чего? От добра? Так чего от него освобождаться, если ты и так уже "злой"? Может, от самого зла? Как же от него освободишься, если оно в твоей природе, и более того - если следование его путём отличает "избранного" от "слабого", "дурака"?

В общем, екатеринбургские "злые" неумытые ницшеанцы тут явно недодумали. Кто-то, возможно, захочет посадить их на скамью подсудимых, а я бы вернул их на школьную скамью - пусть подучатся, прежде чем рассуждать о серьёзных вещах...

Жизнь и смерть Жака Мерина



Известно, что человек, в детстве сильно испуганный собакой, может всю жизнь бояться сородичей своей обидчицы. Когда-то напуганный «Доберманом» – «черным» боевиком, в котором Венсан Кассель сыграл роль гангстера-беспредельщика, – я стал с опаской относиться к новым французским «полицейским» фильмам. А со временем вдобавок стало ясно: родня напугавшего меня зверя многочисленнее и разнообразнее, чем казалось. Эта сравнительно молодая стая галльских монстров порождена стремлением их создателей ответить на вызов Голливуда – притом ответить так, чтобы показать «заокеанским варварам», что при необходимости «самая культурная нация мира» способна снимать и наикрутейшие «крутые» боевики вкупе с наиужаснейшими фильмами ужасов.

Collapse )