Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Игры патриотов

Неподалеку от моего дома есть детский клуб "Патриот". Слово "Патриот" на вывеске написано каким-то декоративным "этническим" шрифтом, чтобы сразу было видно, что тут к чему. Слева от этого "этнического" слова художник расположил фигурки детей, занятых тем, чем дети обычно занимались в клубах, пока клубы в массе своей не стали ночными. То есть эти нарисованные дети - девочки в платьицах, мальчики в шортиках и маечках - строят модельки, сидят у мольбертов, читают книжки... А на другой стороне вывески, справа, расположился еще один персонаж - мальчик с навеки приданным его лицу выражением радостного испуга, в шароварах и вышиванке, с залихватски отставленной ножкой в красном сапожке. Этот одинокий мальчик ничего не делает - он просто отставил ножку и с радостным испугом смотрит поверх "Патриота" на модельки и мольберты. Мне его немного жаль: все дети как дети, один он - патриот.

1990-й. 92 дня лета

Лето 1990 года началось с переодевания. Только не в синие какие-нибудь шорты и жилетку в пионерском лагере, а в душное хаки в лагере военном. Жили в палатках, спали в мешках, на дощатых настилах. Был сверчок, пиликавший в нашей палатке, пока его по неосторожности не раздавили. И перепела, насвистывавшие в сизой вечерней степи. Однако всё это сугубо гражданская мерехлюндия, к службе не относящаяся. Была круговая порука, да-да, мазавшая, как копоть, было чувство втянутости в чуждый, не тобой установленный порядок вещей. Наверное, нечто подобное случалось и там, где раньше я носил синие пионерские шорты и жилетку, но тогда, по молодости лет, всё это ощущалось не столь остро. Да и не стегали нас в раннем пионерском детстве телефонным шнуром, крест-накрест, без разбора. И в противогазах мы на черноморском побережье по ночам не бегали. Днём, впрочем, тоже.

Под номером два летом 1990-го шёл колхоз. Шёл недолго. Успел запомнить: щекочущий ноздри запах разогретой помидорной ботвы; а ещё как после уборки помидоров прямо в старых чешских кроссовках "Цебо" я зашёл в речку освежиться и ноги стали синими от краски. А потом, дежуря в столовой, я уронил тяжеленную скамью, и одна моя нога снова посинела. На следующий день, доковыляв из медпункта до какого-то вахтёрского телефона, я позвонил родителям, чтобы сообщить, что нас с ногой можно встречать дома. (У телефона меня торопили другие "колхозники", и когда я сказал: "Я уже кончаю", какая-то акселератка с клипсами в ушах молвила: "Только не на пол". (Вот ведь, играй мой гормон, как врезалось в память.))

Collapse )