Денис Прошин (atleisure) wrote,
Денис Прошин
atleisure

Categories:

Сценарий, ч. 2

* * *

Но разве не отказались новейшие террористы от всей этой подпольной «бюрократии» – с ее неповоротливостью и уязвимостью для спецслужб? Разве не заняли место старомодных организаций гибкие и вездесущие террористические сети? Разве все та же «Аль-Каида» с начала 2000-х годов не напоминает сеть из множества ячеек и узлов, широко раскинутую над Азией, Африкой и Европой? Сети не имеют единого руководства. Отдельные ячейки могут быть уничтожены, но сеть быстро восстановит потери (если вообще ощутит их), опутает новых добровольцев, желающих убивать. В сетях нет жестких командных цепочек, информация распространяется в них по множеству каналов, позволяя быстро приспосабливаться к меняющейся обстановке. Не кроется ли во всем этом новая, необыкновенная опасность?


Конечно, террористические сети появились не вчера. Пресловутый «всемирный заговор анархистов» был не чем иным, как чередой терактов, задуманных и осуществленных одиночками, вдохновлявшихся примером друг друга или читавших одни и те же газеты и листовки. Именно вездесущность боевиков, бывших узелками стихийно возникшей сети, внушила напуганным обывателям и сбитым с толку полицейским мысль о заговоре мирового масштаба. Но кого сейчас интересуют канувшие в прошлое анархисты с их листовками, динамитом и даже кинжалами? Быть может, современные террористические сети, использующие последние достижения компьютерной техники, и впрямь опаснее всех прежних проявлений терроризма?

Понятна тревога, которую испытывает человек, слыша о паутине террористических ячеек, питающихся общей ненавистью, обменивающихся информацией и способных использовать любой из компьютерных экранов как секретную дверь в свой теневой мир. Однако, если не дать себя отвлечь громкими словами, можно заметить, как легко рвется во многих местах эта пресловутая паутина.

Превращение «Аль-Каиды» в международную сеть не было коварным приемом бин Ладена, «террориста № 1». Пока американские крылатые ракеты, бомбы и морские пехотинцы не уничтожили афганские базы «Аль-Каиды», она действовала, как обычная организация, имевшая штаб-квартиру, «отдел кадров», штатных инструкторов, собственную бухгалтерию и, как мы помним, – требовавшая финансовых отчетов от сотрудников своих иностранных «филиалов». Именно в таком виде «Аль-Каида» сумела нанести Соединенным Штатам удары, сделавшие ее имя печально знаменитым во всем мире.

После американского вторжения в Афганистан на месте единой организации образовалось множество разношерстных групп и ячеек. Вторжение превратило «Аль-Каиду» в террористическую «франшизу». Примером ее беспрецедентных терактов вдохновляются. Ее опыт пытаются копировать. Но все, что осталось ослабленному центральному руководству «Аль-Каиды», скрывающемуся где-то на границе между Афганистаном и Пакистаном и физически отрезанному от всего мира, – это поддерживать онлайн-контакты с последователями в других странах и задним числом благословлять теракты, в подготовке которых оно уже не может принимать участия.

Считается, что террористические сети упрощают вербовку новых боевиков. Кто может подсчитать, сколько разочарованных, озлобленных или запутавшихся молодых людей ежедневно посещает радикальные Интернет-форумы? Скольких человек уже после 11 сентября вовлек в террор главный онлайн-пропагандист джихада Анвар аль-Авлаки, прежде чем сам был выслежен американским беспилотным разведчиком и убит?

Но как бы легко ни запутывались в террористической сети новые добровольцы, контакты в сети сами по себе не могут сделать их опытными боевиками. К примеру, что надежнее – учиться подрывному делу под присмотром инструктора в каком-нибудь тренировочном лагере или на свой страх и риск собирать свою первую бомбу на кухне или в гараже, из всей террористической премудрости имея только инструкцию на экране компьютера?

В 2005 году в Лондоне одна за другой не сработали четыре бомбы, собранные доморощенными британскими террористами. Все, чего им удалось добиться, – это громкие хлопки детонаторов. Через два года в том же Лондоне из заминированного фургона неожиданно повалил дым, привлекший внимание полиции, обезвредившей эту и еще одну, аналогичную бомбу, спрятанную в другом фургоне… Бомбы были изготовлены двумя террористами-самоучками. Теракты, в буквальном смысле заканчивающиеся пшиком, – это тоже сетевой терроризм.

Террористическая группа может не тренировать своих новобранцев в специальных лагерях (какие лагеря в густонаселенной равнинной Северной Ирландии?). Тренировки могут закончиться ничем (западногерманские «красноармейцы» не нашли общего языка с палестинскими инструкторами, которым не нравились вольные нравы европейцев – в частности, попытки начинающих молодых террористок-немок загорать топлес под жарким ближневосточным солнцем). Но и тогда принадлежность к сплоченной группе, совместная разработка планов, общие опасности и кровавые успехи дают террористам особый опыт, делают их увереннее в своих силах, позволяют им самим обучать новичков. Всего этого почти наверняка лишены горстки сетевых террористов и тем более террористы-одиночки, связанные с себе подобными только обезличенным виртуальным общением.

В террористических сетях нет жесткой иерархии. Их невозможно обезглавить одним ударом, как это случилось в 1990-х годах с перуанской группировкой «Сияющий путь». Одна из самых опасных террористических организаций в истории, построенная на строжайшей военной дисциплине и культе своего вождя, Абимаэля Гусмана, эта группировка после ареста Гусмана быстро утратила свою силу. Разгром штаб-квартиры не грозит террористической сети изъятием списков всех ее членов и повальными арестами, потому что у сетей нет штаб-квартир.

Но пресловутая сетевая гибкость – это одновременно и отсутствие четкой координации и возможности планировать что-то большее, чем отдельные теракты. Без лидера, контролирующего действия отдельных боевиков, каждая из ячеек вольна действовать на свой страх и риск. Так обстояли дела у анархистов прошлого-позапрошлого веков. Так обстоят дела и у сегодняшних сетевых террористов, оснащенных компьютерами и мобильными телефонами.

Наконец, пресловутая неуязвимость террористических сетей, их непроницаемость для спецслужб на поверку также оказываются основательно преувеличенными. Без четкого руководства и грамотной координации террористы-самоучки часто совершают грубые ошибки, выдают себя посещением подозрительных сайтов или же перепиской с теми, кто уже попал в поле зрения властей. В 2006 году руководительница британской контрразведки заявила, что на тот момент ее службе удалось предотвратить тридцать терактов, подготавливавшихся сетевым подпольем. Новость о тридцати терактах, пусть и предотвращенных, нельзя назвать приятной. С другой стороны, тридцать провалов только в одной стране – это не тот результат, которого можно было бы ожидать от неслыханно опасных террористов нового поколения.

При словах «террористическая сеть» воображение рисует нечто изощренное, ускользающее, почти неуязвимое… Едва ли будет разумным вместо этого говорить только о самоучках-любителях, организованных не лучше, чем пользователи «Фейсбука». Нельзя преуменьшать опасность, исходящую от подпольных сетей. В 2005 году шестерым доморощенным террористам хватило умения только на то, чтобы устроить напугавший лондонцев фейерверк. Но ровно за две недели до этих неудавшихся терактов, центр Лондона был парализован четырьмя взрывами, подготовленными другой подпольной ячейкой. Еще раньше, в 2004 году, десять мощных самодельных бомб взорвалось в Мадриде. Мадридские и лондонские удары стали самыми смертоносными атаками террористов на Западе после 11 сентября.

Но именно потому, что противник может быть так опасен, вдвойне неразумным будет подыгрывать ему, преувеличивая его силу и нагнетая страх. Террористические сети – это не порождение фантастического мира, подобного «Матрице». Они вполне реальны. Они вполне обычны. Нет нужды в супергерое, чтобы ответить на их угрозы. Достаточно тех, кто знает их сильные и слабые стороны.

* * *

В 1991 году американский писатель Том Клэнси, автор многочисленных авантюрных романов, в своем очередном бестселлере – «Сумма всех страхов» – описал, как арабские террористы (в союзе с индейцем племени сиу и бывшими членами «Фракции Красной армии») взрывают атомное устройство на территории Соединенных Штатов, метя в американского президента. Сюжет выглядит нелепо. Но у его создателя, склонного к творческим преувеличениям, имелись серьезные предшественники. Еще в 1974 году ЦРУ подготовило секретный доклад, в котором, в частности, говорилось о возможности использования террористами похищенных ядерных боеприпасов.

С легкой ли руки модных писателей, с подачи ли спецслужб, тема использования террористами самых ужасных вооружений – атомного, химического, бактериологического – уже не первое десятилетие тревожит умы. Тревога вполне понятна. На первый взгляд, террористы и оружие массового поражения словно созданы друг для друга. Страх – одна из главных целей террористического подполья. А что может устрашить сильнее, чем доставшееся террористам оружие, способное опустошить целые города?

Но за все то время, что писатели, разведчики и политики уточняли сценарии возможного апокалипсиса, ни одна террористическая организация так и не попыталась воспользоваться смертоносными боеголовками, газами или бактериями. Экзотическое исключение составляет японская группировка «Аум Синрике» – религиозная секта, решившая террористическими методами ускорить предсказанный ее вождем конец света. В 1990-х годах сектанты несколько раз распыляли в Токио токсины и нервнопаралитический газ зарин. (Широко известной стала лишь последняя газовая атака – в переполненном токийском метро, – унесшая жизни тринадцати человек; шесть с лишним тысяч получили медицинскую помощь.)

Можно еще вспомнить панику, охватившую США в конце 2001 года, когда пять человек умерло и семнадцать пострадало от заражения сибирской язвой. Американские власти поспешили обвинить в случившемся «Аль-Каиду». Позднее, однако, подозрение легло на микробиолога Брюса Айвинса, якобы сводившего счеты со своей страной, не оценившей по достоинству его научные заслуги. Айвинс покончил с собой, и это давнее дело остается спорным.

Несмотря на кажущуюся притягательность оружия массового поражения, его получение и использование сулит террористам не столько выгоды, сколько потери и опасности. Газовая атака в самой многолюдной подземке в мире вписывается в мрачную картину сектантских пророчеств. Но чего добьется сепаратистская организация, если она отравит газом или заразит районы, в которых рядом с казармами или полицейскими участками стоят дома тех, за чью независимость якобы борются сепаратисты? На чьи симпатии сможет впредь рассчитывать революционная организация, если страшные последствия ее удара испытают на себе не только эксплуататоры, но и простые рабочие?

Возможно, такие организации, как «Аль-Каида», в своей ненависти к Западу готовы последовать примеру «Аум Синрике». Однако японская секта сама изготавливала пущенное ею в ход оружие. Она действовала за легальным фасадом, имела свой госпиталь, содержала штат дипломированных исследователей и даже выставляла кандидатов на выборы. У нее было достаточно времени, денег и знаний, чтобы подготовить атаку. В далеких 1990-х годах миллионер Осама бин Ладен в безопасной афганской вотчине еще мог строить планы похожих атак. Но едва ли подобные планы могут выстроиться у мелких ячеек, разделяющих ненависть бин Ладена, но не имеющих и сотой доли его ресурсов. Вряд ли террористы-самоучки, бывшие продавцы мобильных телефонов и недоучившиеся студенты, использующие в своих бомбах дешевую перекись водорода, смогут наладить в подвале производство нервнопаралитического газа или развернуть на заднем дворе бактериологическую лабораторию. Бин Ладен, возможно, и вынашивал планы превратить центр Нью-Йорка или Вашингтона в радиоактивные руины. Однако потолком «технических инноваций» «Аль-Каиды» и ее последователей оказалась взрывчатка, спрятанная террористами в кроссовки и в нижнее белье. Кстати, обе эти попытки теракта оказались неудачными.

Террористам не стоит рассчитывать и на помощь какого-то ближневосточного диктатора, который захочет поделиться с ними отравляющими веществами или помочь в использовании смертельного вируса. Мир, в котором террористы имеют свободный доступ к самым смертоносным вооружениям, был бы неуютным для самих спонсоров. Ведь сегодняшний протеже завтра может оказаться злейшим врагом, как это было со знаменитым террористом Абу Нидалем и его сменявшими друг друга покровителями из Сирии, Ирака и Ливии. (Пока спецслужбы Саддама Хусейна наконец не устранили беспокойного «союзника».)

Остается надежда заполучить бесхозные запасы оружия массового поражения или выкрасть те, что находятся под присмотром. Но похитить, сохранить по всем правилам и привести в действие сложное ядерное устройство или отравляющее вещество, до нужного часа сберечь вне лаборатории капризные вирусы – все это задачи, легко решаемые террористами только на страницах авантюрных романов или на экранах кинотеатров. Там же, кстати, чаще всего встречаются и «оставшиеся без присмотра советские боеголовки», подозрительные дельцы, оптом и в розницу торгующие атомными боеприпасами, химикатами и вирусами, а также ученые с преступными наклонностями, готовые помочь террористам в их приготовлениях. (История «Аум Синрике» и неясное дело доктора Айвинса – на сегодня это единственные поводы говорить об использовании профессиональных научных знаний в террористических целях.)

Считается, что вероятность стать жертвой теракта в среднем ниже, чем вероятность быть убитым молнией. Не будет преувеличением сказать, что еще ниже вероятность стать жертвой теракта с использованием оружия массового поражения. Возможно, она так же низка, как шанс погибнуть от метеорита. Кстати, обычно серьезный и вдумчивый американский исследователь терроризма Уолтер Лакер однажды позволил разыграться своей фантазии и предсказал использование террористами «искусственных метеоритов». Однако, оглядываясь на факты, можно понять, что вместо метеоритов, атомных бомб и смертоносных вирусов нам будут угрожать пистолеты, автоматы и самодельные взрывные устройства. И даже ножи. Именно ножами для резки бумаги были вооружены террористы-смертники, 11 сентября 2001 года захватившие четыре пассажирских самолета, что стало прологом к крупнейшему теракту в истории.

Блок 3. Заключение

У мифа о необыкновенности терроризма много источников. Здесь и человеческий страх перед неизвестной опасностью; и старания самих террористов, примеряющих на себя маски непобедимых героев; и журналистская погоня за сенсациями; и, наконец, корыстный расчет тех борцов с терроризмом, которым выгодно преувеличивать силы своего противника и, соответственно, – собственную важность… Было бы наивным надеяться в одном коротком фильме рассеять столь плотный туман. Да и не стоило, приглашая зрителя к спокойному разговору, называться при этом патетическим, хотя и затертым, именем «разрушителей мифов». Все, чего хотелось, – это обратиться к зрительскому здравому смыслу, бросить в почву, перепаханную многочисленными мифотворцами, несколько зерен обоснованных сомнений.

У нашего разговора может быть продолжение. Но в конце этого фильма хотелось бы сказать еще одно.

С мифом о необыкновенности терроризма часто перекликаются рассуждения о неискоренимости, вечности террористической угрозы. Что ж, пожалуй, в обозримом будущем нам действительно не избавиться от этой опасности. Однако это не означает, что терроризм непобедим. Вечного Терроризма с большой буквы не существует. Мы имеем делом с множеством сменяющих друг друга разнокалиберных терроризмов. Терроризм левый и правый. Националистический, религиозный и даже экологический. И в каждом из этих своих воплощений, прошлых и будущих, терроризм был и останется ограниченным, уязвимым. Нет смысла сражаться с несуществующим невиданным злом. Для пользы дела лучше заниматься борьбой с обыкновенными террористами.

4 июня 2014 г.
Tags: телевидение, террор
Subscribe

  • ...

    "26/11" - индийский фильм о событиях в Бомбее/Мумбаи 2008 года. Страшный теракт, кафкиански-кинговская беспомощность перед лицом смерти,…

  • ...

    Любопытно. Название "Аль-Шабаб", под которым известна базирующаяся в Сомали террористическая группировка, переводится как…

  • ...

    У Кончаловского в "Ближнем круге" Моцарт Милоша Формана, Том Халс, играет киномеханика Сталина по фамилии Саньшин. А Федор Шаляпин-младший…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment