November 3rd, 2014

...

На полке стоит двухтомник Вайля и Гениса издательства "У-Фактория". Взял полистать, перечитать по диагонали второй том - там, где не про СССР, а про Америку, про "Потерянный рай". Наткнулся вот на это место (это авторы, как можно догадаться, о себе, после некоторого времени, уже проведенного "там"): "Советское кино - это контрольный эксперимент в глобальных исследованиях нашей ментальности. Мы смотрим на экран, где живут наши прототипы, и не узнаем в них себя. Кто эти неестественные люди? Почему они так напыщенно разговаривают, грубо шутят, ходульно жестикулируют? Какое общество породило такое неправдоподобное искусство?" (с. 111, второй абзац сверху). Все-таки малоприятные ребята, эти Вайль с Генисом (земля Вайлю пухом). Талантливые, умные, а неприятные. Ясно, что советского киноширпотреба хватало. Но к чему такие обобщения? "Советское кино", "неправдоподобное искусство"... И что сравнивается с чем? Вуди Аллен с каким-то ремесленником из Двадцать девятого творческого объединения? Сам я не стану сравнивать Копполу и Арановича, Аллена и Данелия, Спилберга и Озерова. Дело не в конкретных сравнениях. Дело не в тошнотворных Стиве Мартине и Джиме Керри, анально-фекальном юморе американских "черных комедий" и звездно-полосатых героях, спасающих мир для какой-нибудь Эу-Май-Гэуд Студио. Просто эти иммигрантские признания Вайля и Гениса... от них отдает чем-то лакейским. И не только от того признания, где сказано о кино, разумеется. И не всегда лакейским. Но отдает. Читал - злился. Перечитываю - злюсь. Злюсь, но перечитываю. Умные, хоть и неприятные. Неприятные, хоть и умные.