November 2nd, 2014

Жертвы и разрушения

В одном из коридоров у меня на работе стена украшена контурной картой мира. Контуры проложены засохшими соплями какой-то мастики. Поскольку моя работа по прихоти ее хозяина называется Университетом имени Альфреда Нобеля, карта сообщает, сколько золотых медалек с портретом бородатого динамитчика-филантропа какая часть света собрала. Но я, проходя мимо этого кошмара (потому кошмара, что засохшие сопли выложены так, словно очертания материков плавали перед художником в густом мескалиновом тумане, а Нобель на своей медали, расположенной в центре настенного мироздания, получился похожим на йети) - так вот, проходя мимо этого мескалинового кошмара, я не думаю о прогрессе науки. Я всегда вспоминаю угарно-милитаристский анекдот времен советского военного могущества. Про "кто-стирал-пыль-с-красной-кнопки-а-теперь-иди-стирай-с-карты-японию". Половина той червеобразной фигуры, той "Японии", в которую прерватились мастичные сопли, засохшие к востоку от условного тихоокеанского побережья условной материковой Евразии, - половина той фигуры оторвана кем-то из студентов и просто не просматривается в пространстве.