September 25th, 2014

По Украине дожди, местами со шквалистым ветром

Сегодня на кафедре разговор как-то ушел в сторону Польши: 1981 год, "Солидарность", генерал брони Ярузельский, войска на улицах, Валенса в тюрьме и т. д. Я назвал все это военным положением. Въедливый коллега сомневается: "Может, все-таки чрезвычайное?". Вопрос остался не проясненным. Потом, перед назначенным на сегодня заседанием кафедры, сославшись на какие-то неотложные обстоятельства, коллега откланялся. Я, как Валенса, отсидев свое, тоже поехал домой. Вспомнил о разговоре. Проверил: военное все-таки положение вводили в Польше, stan wojenny. И вот я пишу коллеге лаконичную, как бы саморазумеющуюся эсэмэску: "Военное положение". Через минуту звонок... Короче, коллега решил, что пока он занимался неотложными обстоятельствами, у нас началось. Он и думать-то забыл за своими хлопотами о нашем утреннем разговоре. Нет, говорю, слава богу, это только Польша, декабрь 1981 - июль 1983.