August 20th, 2014

...

Вчера вечером на прогулке я встретил белку. Она висела вниз головой, ухватившись за дерево растопыренными лапками, и недоверчиво косилась на меня...

Вообще, надо сказать, эти мои регулярные вечерние прогулки по центрально-городским паркам и набережным приносят немало интересных впечатлений. Можно, например, встретить мужика, затерянного под сенью поставленной стоймя большой надувной лодки - даже как будто готового сквозь этот портал шагнуть в какое-то иное измерение - и бормочущего при этом: "Переср.. всю рыбалку... Лучший друг... На х.. ты мне упал..." Можно встретить маму с восьми-девятилетней дочкой, выделывающей па ножками-спичками в абрикосовых лосинах и рассуждающей о том, кем ей больше хочется быть - Одеттой или Одиллией. (Еле удержался, чтобы не вмешаться и не спросить, как балетмейстер раскрывает этой мелкой приме содержание черно-белых лебединых образов.)

А можно, как вчера, встретить деловито висящую вниз головой белку... Мы некоторое время смотрели друг на друга: оранжевая растопырившаяся белка и я - руки в карманах шортов, и тоже весь такой в оранжевой тенниске. Нужно было как-то прервать это молчание, и вдруг я понял, что ничего, кроме записанного где-то на подкорке "кис-кис", мне на ум не приходит. Смущать свободного грызуна чужеродными позывными я не стал. Белка между тем, наскучив нашим переглядыванием, вскарабкалась выше по стволу и скрылась. Ушел и я. Больше ничего интересного не было.